Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  2. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  3. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  4. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  5. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  6. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  7. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  8. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  9. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  10. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  11. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
Чытаць па-беларуску


В конце прошлого года после продолжительного перерыва возобновились работы на участке Старобинского месторождения калийных солей, сообщает Office Life. Строительство Нежинского горно-обогатительного комбината под Любанью — один из основных проектов в Беларуси российского бизнесмена Михаила Гуцериева, которого называют другом Александра Лукашенко.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

По информации издания, ставка на «воскресшей» стройке пока сделана на белорусские предприятия, хотя ранее калийный комбинат в Любанском районе начинали строить иностранные подрядчики.

В 2016 году компания «Славкалий», созданная российским бизнесменом Михаилом Гуцериевым, приступила к возведению Нежинского горно-обогатительного комбината. В качестве ключевых партнеров назывались китайские ChinaState Energy Engineering и CITIC Construction, немецкие Deilmann-Haniel и Herrenknecht.

Общая стоимость проекта оценивалась в 2 млрд долларов, из них 1,4 млрд — кредит Банка развития Китая. По условиям контракта, будущая продукция «Славкалия» должна была в течение 20 лет отгружаться в КНР.

Однако в 2021 году, после попадания Гуцериева и калийной сферы Беларуси под западные санкции, финансирование проекта остановилось.

В 2022 году в Беларуси создали госпредприятие «Недра Нежин», которое стало правопреемником «Славкалия». Предполагалось, что финансирование будет осуществляться частично за счет республиканского бюджета, но основная часть средств останется кредитной.

Весной 2023 года первый вице-премьер Николай Снопков провел совещание и заявил, что Нежинский ГОК должны ввести в эксплуатацию к 1 июня 2025 года. На тот момент общая строительная готовность объекта оценивалась в 39%. Тогда же поручили восстановить деятельность силами белорусских компаний, которые занимались калийными комбинатами в Беларуси, России и других странах.

В конце 2023 года солигорское предприятие «Пассат» приступило к строительству главного корпуса галургической фабрики Нежинского ГОК. Компания возведет цеха сушки и грануляции. Будет смонтировано 9000 тонн металлоконструкций.

Кроме того, в январе 2024 года на Нежинском руднике на горизонте −530 м начал работу первый проходческий комбайн «Треста Шахтоспецстрой».

«Белгорхимпром» провел обследования и разработал решения по доступу в рудник и ликвидации аварийной ситуации в клетьевом шахтном стволе. Эта же компания создала архитектурный проект второй очереди строительства ГОКа.

Недавно правительство Беларуси предоставило «Белгорхимпрому» налоговый кредит в размере суммы НДС, подлежащей перечислению в бюджет по сроку уплаты 22 января 2024 года. Погашать обязательства надо с 1 февраля по 31 декабря 2024 года ежемесячно равными долями.

Финансовые сложности у предприятия возникли после возведения в Туркменистане калийного комбината. «Белгорхимпром» заявлял, что ему недоплатили за выполненные работы $ 150 млн «Туркменхимия» не смогла эксплуатировать комбинат и усомнилась в качестве работ белорусов. В итоге спор перешел в международный арбитраж.